Самое любимое стихотворение

фиса

Активный участник
Николай Заболоцкий
Не позволяй душе лениться


Не позволяй душе лениться!
Чтоб в ступе воду не толочь,
Душа обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь!

Гони ее от дома к дому,
Тащи с этапа на этап,
По пустырю, по бурелому
Через сугроб, через ухаб!

Не разрешай ей спать в постели
При свете утренней звезды,
Держи лентяйку в черном теле
И не снимай с нее узды!

Коль дать ей вздумаешь поблажку,
Освобождая от работ,
Она последнюю рубашку
С тебя без жалости сорвет.

А ты хватай ее за плечи,
Учи и мучай дотемна,
Чтоб жить с тобой по-человечьи
Училась заново она.

Она рабыня и царица,
Она работница и дочь,
Она обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь!
1958
 

фиса

Активный участник
Лесное озеро


Опять мне блеснула, окована сном,
Хрустальная чаша во мраке лесном.

Сквозь битвы деревьев и волчьи сраженья,
Где пьют насекомые сок из растенья,
Где буйствуют стебли и стонут цветы,
Где хищными тварями правит природа,
Пробрался к тебе я и замер у входа,
Раздвинув руками сухие кусты.
В венце из кувшинок, в уборе осок,
В сухом ожерелье растительных дудок
Лежал целомудренной влаги кусок,
Убежище рыб и пристанище уток.
Но странно, как тихо и важно кругом!
Откуда в трущобах такое величье?
Зачем не беснуется полчище птичье,
Но спит, убаюкано сладостным сном?
Один лишь кулик на судьбу негодует
И в дудку растенья бессмысленно дует.

И озеро в тихом вечернем огне
Лежит в глубине, неподвижно сияя,
И сосны, как свечи, стоят в вышине,
Смыкаясь рядами от края до края.
Бездонная чаша прозрачной воды
Сияла и мыслила мыслью отдельной,
Так око больного в тоске беспредельной
При первом сиянье вечерней звезды,
Уже не сочувствуя телу больному,
Горит, устремленное к небу ночному.
И толпы животных и диких зверей,
Просунув сквозь елки рогатые лица,
К источнику правды, к купели своей
Склонились воды животворной напиться.
 

фиса

Активный участник
Журавли

Вылетев из Африки в апреле
К берегам отеческой земли,
Длинным треугольником летели,
Утопая в небе, журавли.

Вытянув серебряные крылья
Через весь широкий небосвод,
Вел вожак в долину изобилья
Свой немногочисленный народ.

Но когда под крыльями блеснуло
Озеро, прозрачное насквозь,
Черное зияющее дуло
Из кустов навстречу поднялось.

Луч огня ударил в сердце птичье,
Быстрый пламень вспыхнул и погас,
И частица дивного величья
С высоты обрушилась на нас.

Два крыла, как два огромных горя,
Обняли холодную волну,
И, рыданью горестному вторя,
Журавли рванулись в вышину.

Только там, где движутся светила,
В искупленье собственного зла
Им природа снова возвратила
То, что смерть с собою унесла:

Гордый дух, высокое стремленье,
Волю непреклонную к борьбе -
Все, что от былого поколенья
Переходит, молодость, к тебе.

А вожак в рубашке из металла
Погружался медленно на дно,
И заря над ним образовала
Золотого зарева пятно.
 

Fatum

Активный участник
Цитировать не буду ибо слишком длинное, но это: "Ворон" Эдгара Алана По
 

owod

Активный участник
Петербургская свадьба.
Звенели бубенцы. И кони в жарком мыле
Тачанку понесли навстречу целине.
Тебя, мой бедный друг, в тот вечер ослепили
Два черных фонаря под выбитым пенсне.

Там шла борьба за смерть. Они дрались за место
И право наблевать за свадебным столом.
Спеша стать сразу всем, насилуя невесту,
Стреляли наугад и лезли напролом.

Сегодня город твой стал праздничной открыткой.
Классический союз гвоздики и штыка.
Заштопаны тугой, суровой, красной ниткой
Все бреши твоего гнилого сюртука.

Под радиоудар московского набата
На брачных простынях, что сохнут по углам,
Развернутая кровь, как символ страстной даты,
Смешается в вине с грехами пополам.

Мой друг, иные здесь. От них мы недалече.
Ретивые скопцы. Немая тетива.
Калечные дворцы простерли к небу плечи.
Из раны бьет Нева. Пустые рукава.

Подставь дождю щеку в следах былых пощечин.
Хранила б нас беда, как мы ее храним.
Но память рвется в бой. И крутится, как счетчик,
Снижаясь над тобой и превращаясь в нимб.

Вот так скрутило нас и крепко завязало
Красивый алый бант окровленным бинтом.
А свадьба в воронках летела на вокзалы.
И дрогнули пути. И разошлись крестом.

Усатое "ура" чужой, недоброй воли
Вертело бот Петра в штурвальном колесе.
Искали ветер Невского да в Елисейском поле
И привыкали звать Фонтанкой - Енисей.

Ты сводишь мост зубов под рыхлой штукатуркой,
Но купол лба трещит от гробовой тоски.
Гроза, салют и мы! - и мы летим над Петербургом,
В решетку страшных снов врезая шпиль строки.

Летим сквозь времена, которые согнули страну
в бараний рог
И пили из него.
Все пили за него - и мы с тобой хлебнули
За совесть и за страх.

За всех. За тех, кого слизнула языком шершавая блокада.
За тех, кто не успел проститься, уходя.
Мой друг, спусти штаны и голым Летним садом
Прими свою вину под розгами дождя.

Поправ сухой закон, дождь в мраморную чашу
Льет черный и густой осенний самогон.
Мой друг "Отечество" твердит как "Отче наш",
Но что-то от себя послав ему вдогон.

За окнами - салют. Царь-Пушкин в новой раме.
Покойные не пьют, да нам бы не пролить.
Двуглавые орлы с побитыми крылами
Не могут меж собой корону поделить.

Подобие звезды по образу окурка.
Прикуривай, мой друг, спокойней, не спеши.
Мой бедный друг, из глубины твоей души
Стучит копытом сердце Петербурга.
 
Прочитал в Интернете, автора не нашёл, но за душу зацепило.

Солдату Второй Мировой

Ты извини меня, солдат,
Что не могу сказать ни слова,
Что слезы в горле снова, снова,
Что я молчу, смотря в глаза.

Повестка: "Сын погиб на фронте"...
Он воевал, он был солдат,
Он столько верст прошел в пехоте,
Он так хотел прийти назад!

Мечтал сказать: "Откройте двери!
Вот я: ваш внук, ваш сын, ваш брат!
Он так в Победу нашу верил,
Он никогда не прятал взгляд!

И до сих пор душе обидно,
Что не пришел солдат домой.
Над безымянною могилой
Горит негаснущий огонь...

Промчались годы горевые,
Но мать к порогу выйдет вновь:
Нет ничего сильнее в мире,
Чем материнская любовь.
 

Irish

Активный участник
Все люди, как книги, и мы их читаем,
Кого-то за месяц, кого-то за два.
Кого-то спустя лишь года понимаем,
Кого-то прочесть не дано никогда.

… Кого-то прочтём и поставим на полку,
Пыль памяти изредка будем сдувать...
И в сердце храним... но что с этого толку?
Ведь не интересно второй раз читать!

Есть люди-поэмы и люди-романы,
Стихи есть и проза - лишь вам выбирать.
А может быть, вам это всё ещё рано
И лучше журнальчик пока полистать?

Бывают понятные, явные книги,
Кого-то же надо читать между строк.
Есть ноты - сплошные оттенки и лиги,
С листа прочитать их не каждый бы смог.

Наш мир весь наполнен загадкой и тайной,
А жизнь в нём - лишь самый длинный урок.
Ничто не поверхностно и не случайно,
Попробуй лишь только взглянуть между строк.
 

Вложения

Nobody

Раздел "Наука и Религия"
Команда форума
Модератор
Одно из самых:

Наше время прошло - или, может, еще не настало...

Я - разочарованный преобразователь вселенной.
(С. Лем)

Слишком короток век - позади до обидного мало...
(А. Макаревич)


Наше время прошло - или, может, еще не настало,
Мы - незваные гости на вашем безумном пиру.
Слишком короток век - может быть, до обидного мало,
Слишком долог наш путь, слишком тонок наш флаг на ветру.

Нас всегда было мало, и ныне осталось немного,
Мы твердили о свете - и без толку злили слепца...
В темноте позади начинается наша дорога,
Темнота впереди, и дороге не видно конца.

Вы всегда узнавали чужих - и бросались, зверея:
Пуля - плата за мысль, и костер - гонорар за слова...
Мы уроки учли, и поэтому стали мудрее,
Осознав, что ничтожество тоже имеет права.

Не смотрите на нас в предвкушении резких движений,
Мы не рвемся в мессии - не надо шептаться нам вслед!
Не точите топор - мы уйдем без боев и сражений,
Оставляя вам бремя впустую потраченных лет.

Мы уйдем. Мы устали. Мы просто махнули рукою,
Мы давно не хотим исправлять этот суетный мир!
Мы не верим в борьбу, и не света хотим, а покоя,
Дайте нам отдохнуть. И пускай продолжается пир...

Юрий Нестеренко
 

Barbariska

Новый участник
Лето, наверное, самое чудное время года. Оно ошеломляет обилием трав и пахучих цветов, ярким солнцем и проливными дождями. Его воспевали многие поэты, вдохновившись красотами летней поры. Поэтому мне нравятся стихи про ушедшее лето https://woman365.ru/cop619_stih-stihi-ob-ushedshem-lete/
Как все же быстро пролетает лето? Все ждешь и ждешь — и вот пришло оно. Не просто летним солнышком согрето, А яркое, цветное, как кино. Как жаль, но вот уже конец его проказам, Стоит готовый начинать сентябрь. Курортный твой роман не до конца рассказан, Последний лета день навел на сердце хмарь.

* * * Прощается лето, целует цветы, Не скоро букеты удастся сплести. Последний день августа жаркий такой, Что очень не хочется топать домой. А ты не спеши — погуляй, подыши, На память о лете стишок напиши. Запомни в деталях все то, чем богат Зеленый у бабушки яблочный сад.

* * * День последний лета наступил, Солнышко печет еще немного, В теле много летних добрых сил, В памяти свежи еще дороги. Летом было очень хорошо: Солнце, море и песок на пляже, Хочется почувствовать еще, Прелесть волн и красоту пейзажа. Ты на зиму лето сбереги, Наполняя сердце теплотою, Чтоб зимой холодные деньки, Не могли поссорить нас с тобою!
 

Kyoko

Новый участник
Посвящаю этот стих своей бабушке.

Ходит наша бабушка, палочкой стуча.
Говорю я бабушке: — Вызови врача!
Выпьешь ты лекарства, будешь ты здорова!
Если будет горько, — ну что же здесь такого?
Ты потерпишь чуточку, а уедет врач,
Мы с тобой на улице поиграем в мяч!
Будем бегать, бабушка, прыгать высоко!
Ну что же тут такого? Это так легко!
Говорит мне бабушка: — Что мне доктора?
Я не заболела, просто я стара!
Просто очень старая, волосы седые.
Где-то потеряла я годы молодые.
Где-то за далёкими за лесами тёмными,
За горой высокою, за водой глубокою.
Как туда добраться, людям неизвестно…
Говорю я бабушке: — Вспомни это место!
Я туда поеду, поплыву, пойду!
Годы молодые я твои найду!
 

Allaniya

Новый участник
Стих про урожай
Листва всю землю устилает,
Рыжеют чёрные поля.
И в серых тучах день скучает,
И ветру сдались тополя.
И вдруг, неведомо откуда,
Среди осенней кутерьмы
Зайчишка белоснежным чудом
Несёт в поля клочок зимы.